українська російська англійська
Ексклюзивне інтерв'ю Державного секретаря Кабінету Міністрів України Володимира Бондаренка агентству "Інтерфакс-Україна", 30.01.2017
31.01.2017 | 12:00

Госсекретарь Кабмина Владимир Бондаренко: "Необходимо убедить общество в важности достойных зарплат для госслужащих"

 

Вопрос: В конце 2016 года вас назначили на новую должность – госсекретаря Кабмина. Расскажите о своем предыдущем опыте государственной службы.

Ответ: Если коротко, то я на государственной службе уже 13 лет. Начинал с главного специалиста в Министерстве транспорта в 2004 году, потом работал в Национальном агентстве по подготовке к Евро-2012, "Укравтодоре", сотрудником секретариата Кабинета министров, потом заместителем руководителя аппарата Верховной Рады Украины, потом снова вернулся в Кабинет министров, но уже первым заместителем министра Кабмина. Многие мои бывшие руководители стали моими подчиненными. Поэтому, что такое госслужба, я понимаю и знаком с ней с момента получения высшего образования. Их у меня, кстати, четыре, каждое из которых дополняет друг друга. Также я вполне себе представляю, что мне не нравится в госслужбе Украины и что я бы хотел изменить. Новый институт госслужащих – госсекретари, я верю, будет как раз ведущим элементом реформы государственной службы в стране.

Вопрос: Расскажите о ваших обязанностях и полномочиях как госсекретаря.

Ответ: Я отвечаю за все, что происходит в секретариате Кабинета министров, от формирования повестки дня и подготовки нормативно-правовых актов до работы лифтов, своевременного получения сотрудниками секретариата заработной платы. Стоит отметить, что я отвечаю здесь за все, что касается госслужбы. При этом принятие политических решений остается за министром Кабинета министров Украины.

Вопрос: А есть ли отличие ваших полномочий от полномочий госсекретарей в министерствах?

Ответ: Каждый госсекретарь в своем министерстве является государственным служащим высшего уровня. У госсекретаря правительства дополнительная контролирующая функция. Поэтому я бы назвал госсекретаря Кабинета министров первым среди равных и равным среди первых.

Вопрос: Деятельность госсекретарей министерств вы контролируете, они подотчетны вам?

Ответ: Скорее мы синхронизируем наши действия. Вот сегодня, например, мы в третий раз уже провели встречу всех назначенных госсекретарей, на которой обсуждали текущие дела, вопросы работы министерств, подготовки следующего заседания правительства. Я такие встречи модерирую, но мы все вольны инициировать рассмотрение тех или иных вопросов.

Вопрос: Можете ли вы давать поручения другим госсекретарям?

Ответ: Я бы не называл это поручениями, скорее просьбой или советом.

Вопрос: Ранее ваши функции выполнял министр Кабмина?

Ответ: Да

Вопрос: Какие же у него сейчас остались функции?

Ответ: Раньше министр, кроме того что занимался хозяйственно-материальным блоком, обеспечения деятельности правительства, еще и выполнял функцию управления предприятиями, центральными органами исполнительной власти, которые находятся в сфере ведения Кабмина. С введением должности госсекретаря Кабинета министров наши полномочия разделились. У него осталось управление предприятиями и центральными органами, формирование их политики, к моим же полномочиям относится все, что касается хозяйственного обеспечения работы правительства, государственной службы, подготовки материалов и экспертных выводов к заседаниям правительственных комитетов и самого Кабинета министров.

Вопрос: Вы находитесь в подчинении министра?

Ответ: Фактически – премьер-министра. Глава правительства является субъектом моего назначения, подавая кандидатуру и подписывая решение правительства о моем назначении.

Вопрос: Что изменилось для вас с назначением на новую должность?

Ответ: У меня в работе ничего не изменилось. Как первый замминистра я обеспечивал подготовку актов для включения в повестку заседаний правительства, так и продолжаю это делать, добавился лишь хозяйственный блок.

Вопрос: В бытность Владимира Гройсмана спикером Верховной Рады вы были его советником, а позднее – и заместителем главы аппарата парламента, потом же перешли на работу в возглавляемый им Кабмин. Относите ли вы себя к команде В.Гройсмана?

Ответ: Став советником спикера Верховной Рады, я продолжал выполнять, привычную для себя работу госслужащего. Стал ли я членом команды? Можно сказать – да. Мы все работали на единый результат. Являюсь ли я членом команды сейчас? Мы все – одна команда.

Вопрос: Должность госсекретаря предусматривает назначение сроком на 5 лет. Готовы ли вы к тому, что правительство может поменяться, и вам придется иметь дело совсем с другим руководителем?

Ответ: Одна из идей реформы государственного управления и введения института госсекретарей как раз в этом и состоит, чтобы обеспечить институциональную память в государственном управлении. При регулярной смене правительств у нас каждый раз меняются те или иные приоритеты деятельности конкретных органов исполнительной власти, и органы подстраиваются под новых руководителей. Чтобы избежать этих пробелов в работе центрального органа исполнительной власти и была введена должность госсекретаря. Смена руководства для госсекретаря, безусловно, будет вызовом, и он, конечно, всегда имеет выбор – может и уйти в отставку, однако такое поведение будет противоречить самому духу реформы. Семь лет работая в Министерстве транспорта, я сталкивался со сменой руководства. Каждый раз ты должен идти и объяснять министру, чем и кто занимается, какие проекты находятся на стадии реализации. Самое страшное же было, когда уже готовый проект, над которым группа людей работала полгода, необходимо заново согласовывать у нового руководителя, а он говорит, что это не соответствует его новому видению.

Вопрос: Считаете ли вы себя независимым, и кто может на вас влиять?

Ответ: Если говорить о госсекретаре, то на него институциональное влияние оказывает премьер и правительство, они полномочны давать поручения. Тут не идет речь о персональном влиянии. Я зависим от них как от субъектов моего назначения, но уволить они меня не могут без согласия Комиссии высшего корпуса государственной службы, так что, по сути, я независим.

Вопрос: На свою должность вы были рекомендованы по результатам открытого конкурса, сложно ли было?

Ответ: Было интересно. Это был вызов, и свои минуты острого волнения я пережил. В рамках конкурса понятен этап компьютерного тестирования: знаешь законы, ответил на вопросы по ним, получил результат и набрал проходной балл – прошел в следующий тур. Два последующих тура: решение ситуационных задач и собеседование с конкурсной комиссией, – не столь предсказуемо. Тур с ситуационными заданиями анонимен и в одном конверте находятся твои персональные данные, а в другом – твои ответы на задания. При объявлении результатов ты слышишь, что у того или иного номера определенные баллы, однако кто из этих номеров ты – неизвестно, и ты волнуешься за свой результат. К тому же потом называют, какие из номеров набрали достаточное количество баллов для выхода в финал, а ты все еще не знаешь, есть ли среди них ты или нет. Только потом открывают конверты, и называют, кто прошел.

Вопрос: Член конкурсной комиссии Константин Ващенко, объявляя результаты конкурса, сказал, что комиссия не увидела идеального кандидата на данную должность. С чем вы это связываете?

Ответ: Тут сыграли роль несколько факторов. Третий и финальный этап конкурсного отбора – собеседование, является наиболее субъективным, кто-то кому-то может не понравится, либо не понравятся их ответы, ведь часто у задаваемых вопросов нет однозначно правильных ответов. К тому же, нет пределов совершенству, и все хотят видеть идеального кандидата, как в той шутке, где в объявлении на работу требуется 20-летний сотрудник с 10 годами опыта и полным высшим образованием. Оглядываясь назад и спокойно подумав над вопросами, посмотрев запись собеседования (интересно ведь взглянуть со стороны) я понимаю, что можно было бы ответить по-другому, более спокойно, но тогда ты об этом не думаешь, поскольку находишься в стрессовой ситуации, и твоя задача дать ответ без долгих раздумий.

Вопрос: Все конкурсы на должности госсекретарей в министерствах проведены. Наблюдается тенденция, что конкурсы на эти должности в большинстве министерств выиграли действующие заместители министров этих ведомств. Вы – один из таких победителей. В чем причина?

Ответ: В определенной степени преимуществом таких кандидатов и стало то, что они уже работают в соответствующих министерствах. На конкурсах ведь отбирались претенденты на первую после самого министра должность, а для госслужащих, то и первую в иерархии министерства. Неподготовленному человеку сложно пройти конкурс, поскольку тяжело с лету уловить специфику работы в том или ином органе, как работает сама система госуправления. То, что конкурсы выиграли действующие сотрудники министерств, – это не худший вариант. Им будет проще, они могут приступать к активной работе с первого же дня, ведь им ничего не нужно объяснять, они понимают всю специфику того госоргана, где начинают работать уже в качестве государственного секретаря. Они знают, в чем проблемы работы структур министерств, что есть лишние и никому не нужные элементы контроля в рамках работы аппаратов министерств. Их бы необходимо отменить, но часто у министра есть более важные вопросы, которые он хотел бы поднять перед премьером и правительством. Теперь госсекретарь может лоббировать отмену ненужных бюрократических элементов.

Вопрос: В чем вы видите причину малого количества претендентов на эти должности?

Ответ: Вероятно, еще недостаточно популяризован институт госсекретарей, чтобы мы туда могли привлечь большее количество кандидатов, в том числе и совсем новых, не из министерств. Нынешние госсекретари назначены сроком на 5 лет, после чего у нас будет вторая серия конкурсов. Я думаю, что конкурсы через 5 лет будут более интересны, потому что люди смогут увидеть позитив от реформы госслужбы и введения института госсекретарей, поймут, что таким образом можно что-то изменить.

Вопрос: Насколько престижной вы считаете должность госсекретаря и насколько такая должность способна заинтересовать представителей частного сектора, ведь когда реформа госслужбы разрабатывалась, привлечение частного менеджмента было одной из центральных идей.

Ответ: Для государственного служащего госсекретарь – это топ-уровень. Относительно привлечения частного менеджмента, то, думаю, это будет возможно более широко через 5 лет, когда будут проходить вторые конкурсы. Сейчас фактически необходимо показать возможности этой должности и заинтересовать, в том числе, и топ-менеджеров частного сектора, чтобы они захотели испытать себя, доказав, что то, что они сделали в частном секторе, они могут сделать и в госсекторе.

Вопрос: Какова зарплата госсекретаря и насколько она конкурентная с частным сектором?

Ответ: Я точно не знаю, какие зарплаты в частных компаниях, но думаю, что зарплата госсекретаря не настолько конкурентная, как хотелось бы и на данный момент несоизмерима с уровнем ответственности, которую он несет на своей должности. Средняя зарплата госсекретаря – это должностной оклад, надбавки, среди которых – за выслугу лет, что в сумме составляет около 40 тыс. грн в зависимости еще от премий.

Вопрос: Должность госсекретаря презентовалась как передовая в проведении реформы госслужбы. Каковы ваши планы на этот счет?

Ответ: Буквально сегодня мы обсуждали с Министром Кабинета министров Александром Саенко, что мы будем делать в целом с реформой госуправления. Госсекретари должны стать проводниками этих реформ и внедрять их в министерствах. Для себя я вижу, что в секретариате Кабмина необходимо четко разделить и наладить взаимодействие экспертов-аналитиков, которые готовят материалы для премьер-министра, для членов правительства по тем вопросам, которые выносятся на заседание, и тех людей, которые отвечают за коммуникацию и координацию работы госорганов. Эти две группы людей создают основу для эффективной работы правительства. Для того чтобы это полноценно запустить, необходимо провести открытые конкурсы на должности госслужащих в секретариате правительства.

Вопрос: Уволить старые кадры и заменить их на новые?

Ответ: Нет, мы не говорим об увольнении всех старых сотрудников, а лишь о привлечении новых. В то же время, необходимо не только привлекать новые кадры, но и подумать о тех, кто уже тут работает, возможно, провести для некоторых повышение квалификации. Сотрудники секретариата правительства – профессионалы, которых не хочется потерять. Но прежде их необходимо оценить.

Вопрос: Чтобы знать, кто достоин повышения квалификации?

Ответ: Речь тут даже не столько в том, достоин или нет, сколько в понимании того, что в своей работе человеку необходимо улучшить. У нас, как и в Европе, ежегодная оценка госслужащих делится на две составляющие: самооценка, где сотрудник сам определяет, в каких моментах он силен, что ему удалось сделать из тех KPI, которые он сам себе поставил в конце предыдущего года, а где, возможно, ему не хватает образования, и нужно поработать над собой; вторая часть – оценка руководителя. Сумма этих двух оценок дает понимание HR-специалисту того, кого необходимо отправить на повышение квалификации в той или иной сфере, чтобы после этого он мог работать более эффективно.

Вопрос: Какие изменения Вы планируете проводить в секретариате правительства?

Ответ: В рамках секретариата Кабмина мы уже создали два департамента, которые работают с применением совершенно нового подхода – это департамент стратегического планирования и департамент госуправления. Первый разрабатывает концепцию той или иной реформы или действия – стратегию, а второй раскладывает эту стратегию на маленькие атомы и составляет из этого концепцию нового государственного управления. Вот два департамента мы создали, сейчас еще планируем создать отдельный аналитический департамент, а потом проведем оценку сотрудников и тогда сможем строить новый секретариат Кабмина. Также сейчас вышла на новый уровень работа департамента информации и коммуникаций с общественностью. Его руководитель Дмитрий Столярчук начал практику еженедельных встреч коммуникационных подразделений министерств и ведомств в рамках реализации стратегии "Единого голоса", и эта работа дает свои результаты: проведено ряд эффективных информационных кампаний, в частности, относительно разъяснения политики субсидий, положений проекта госбюджета-2017.

Вопрос: Вы говорили о конкурсах и оценке сотрудников, когда планируете начать?

Ответ: Сейчас у нас есть несколько вакансий руководителей департаментов и планируем объявить на них конкурсы на этой неделе, а параллельно процесс оценивания мы начнем с 1 февраля. Это будет проходить поэтапно, департамент за департаментом, будем проводить собеседования. Важно отметить, что эти все оценки не приведут к моментальным кадровым выводам. Их результаты станут индикатором того, что если к сотрудникам есть претензии, то, возможно, они что-то делают не так и должны постараться это изменить. Конечно, если ничто не меняется, то тогда могут и кадровые решения приниматься – "насильно мил не будешь".

Вопрос: Вы говорите о привлечении новых людей на госслужбу. С 1 января в среднем на 15% поднялась зарплата чиновников. Это поможет или необходимо дальнейшее повышение?

Ответ: Вопрос зарплаты является самым болезненным для меня. Когда я собираю глав департаментов, то они рассказывают мне, что у них главные специалисты хотят уходить, и нет инструментов, которые могут мотивировать их остаться. В прошлом году мы говорили о том, что с 2017 года будет повышении зарплаты. Слава Богу, вот с 1 января, хоть и очень незначительно (в среднем на 15%) выросли зарплаты в системе госслужбы. Материальная мотивация в чистом виде, конечно же, очень важна, но мы можем использовать и другие инструменты: мотивировать специалистов перспективой повышения квалификации, что дает возможность повышения по службе, и как следствие – рост зарплаты. В то же время, реформа госслужбы предусматривает необходимость того, чтобы реформаторские кадры в ведомствах получали большую зарплату, но эта идея пока не находит позитивного отклика среди большинства населения. Многие продолжают жить в заблуждении, что госслужащие не должны получать достойные зарплаты.

Вопрос: Как это изменить?

Ответ: Я думаю, что популяризируя государственную службу, очищая ее от клейма коррупции, мы сможем убедить общество в важности достойной зарплаты для людей, которые причастны к формированию и реализации политики государства. У премьер-министра есть по этому поводу удачный тезис: "Дешевый госслужащий дорого обходится государству".

Вопрос: Имеет ли место отток кадров с госслужбы?

Ответ: Отток молодых, талантливых кадров имеет место, скрывать не буду. Существует много возможностей для активных чиновников найти новую работу, например, в международных проектах, которые работают потом с теми же органами государственной власти, получая такую зарплату, с которой зарплата госслужащего не выдерживает сравнения.

Вопрос: Законом "О государственной службе" предусмотрено вступление в силу с 1 мая 2018 года нормы об обязательном владении госслужащими высших категорий иностранными языками. Какими иностранными языками вы сами владеете, и насколько ими владеют сотрудники?

Ответ: Я владею английским языком. Соотношение тех, кто знает иностранные языки к тем, кто нет, у нас в секретариате где-то 60 на 40. Мы хотим этот показатель повысить за счет проведения курсов для сотрудников на регулярной основе. Они рассчитаны как на тех, кто хочет повысить свой уровень владения иностранным языком, так и выучить его с чистого листа.

Вопрос: Это проводится за бюджетные деньги?

Ответ: Это проводится в рамках повышения квалификации сотрудников при поддержке наших партнеров. Тут мы сотрудничаем с British Counsil, который предоставляет нам свои услуги на льготных условиях – фактически бесплатно.

Вопрос: Ранее заявлялось о том, что в Кабмине введен электронный документооборот. Насколько полноценно он работает?

Ответ: Да, электронный документооборот введен и сейчас в бумаге у нас только часть документов. Внутренняя документация, переписка с министерствами, поручения, – все идет в электронном виде.

Вопрос: Далеко ли мы от проведения самих заседаний правительства в электронном виде?

Ответ: Пока это в законе не предусмотрено, но папок с документами для каждого участника заседания Кабмина у нас уже нет – вся информация выводится на электронные мониторы, которые стоят в зале заседаний перед каждым членом правительства.

Вопрос: Скоро исполнится полгода с момента введения платформы электронных петиций на сайте Кабмина? Как вы оцениваете ее работу ввиду того, что за полгода ни одна петиция не набрала необходимых 25 тыс. голосов, чтобы быть рассмотренной.

Ответ: Популяризировать петицию, которая регистрируется на сайте правительства, либо на сайте другого органа государственной власти, – задача инициатора. На сегодня возможность подачи петиций есть, если какой-то вопрос заинтересует общество и наберет необходимую поддержку – он будет рассмотрен, и я, как госсекретарь, буду за это отвечать.

Вопрос: Вы только начали свою работу, но возможно уже определились, намерены ли по истечении 5 лет подаваться снова на конкурс на второй срок?

Ответ: 5 лет это не такой малый срок, чтобы что-то сделать, в то же время, если я буду понимать к концу своей каденции, что нужно доделать, то тогда стоит подаваться.

Вопрос: Сейчас многие ведомства разрабатывают планы своей работы, есть у Вас такой план своей "пятилетки"?

Ответ: Сейчас ведется работа по запуску выполнения государственного бюджета на 2017 год – очень важная и неотложная работа, которая занимает много времени. Когда это сделаем, займемся планом – возможно уже через месяц.

Вопрос: И все же, чтобы вы хотели видеть результатом своей работы на должности?

Ответ: Я хочу видеть секретариат Кабмина органом, который работает в автоматическом режиме, как часы. Своего рода вечный двигатель, который вовремя качественно понятно и доступно осуществляет свою деятельность. Вовремя и качественно – для членов правительства, понятно и доступно – для граждан Украины.

Вопрос: Скажите, какие моменты мешают эффективной работе секретариата, а как следствие и правительства?

Ответ: Больше всего тут мешает отсутствие коммуникации между ведомствами на этапе подготовки проектов актов. Это затягивает процесс их согласования, а как результат – и рассмотрение на заседании правительства. Хотелось бы сделать, чтобы уже на этапе разработки проектов актов это происходило коллективно. У нас есть три министерства, которые согласовывают проект любого решения: Министерство юстиции, Министерство финансов и Министерство экономического развития и торговли. Желательно, чтобы уже на этапе обсуждения концепции того или иного документа они принимали участие и понимали, что готовит то или иное министерство. Эти моменты и будут фокусом нашей работы в ближайшей перспективе.

 

 

версія для друку
Анонси
Оголошено конкурс на зайняття вакантних посад до центрального апарату Нацагентства України з питань виявлення, розшуку та управління активами, одержаними від корупційних та інших злочинів
28 березня відбудеться церемонія Завершення 22-го Тижня Франкофонії в Україні
28 березня - презентація першого тому Великої української енциклопедії
27-28 березня делегація Міністерства соціальної політики відвідає Харків
27 березня відбудеться круглий стіл щодо забезпечення доступу громадян, які проживають на тимчасово непідконтрольних територіях до якісної освіти
27 березня за участі Лілії Гриневич відбудеться презентації звіту "Огляди ОЕСР на тему доброчесності в освіті: Україна 2017"
25 березня Юрій Гримчак - у прямому ефірі на каналі Еспрессо ТВ
25 березня в рамках Всеукраїнської безстрокової екологічної акції «Посади дерево миру» в Маріїнському парку буде висаджена Алея зеленого майбутнього
24 березня Юрій Гримчак - у прямому ефірі на каналі ZIK